Spacetime

Объявление


Время в игре: 3243 год, третья неделя (16-23) 10 месяца по общегалактическому календарю.

ФОРУМ ПРЕТЕРПЕВАЕТ РЕКОНСТРУКЦИЮ МАТЧАСТИ. ОСНОВНЫЕ СЮЖЕТНЫЕ ВЕТКИ СОХРАНЕНЫ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Spacetime » Тихий уголок » Вернусь в семью!


Вернусь в семью!

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s7.uploads.ru/FHUOM.png
https://eve-online-com.ru/images/opisanie/space-science-fiction.jpg
Прошло три холостяцкие недели. Семья Гранта-младшего перебирается на станцию.
Космическая станция Элес, 23.10.3243
Ричард Грант, Элен Грант

Отредактировано Richard Grant (2017-02-23 23:53:01)

0

2

Холостяцкая жизнь подходила к концу. Оставалось каких-то пару часов до прибытия космического корабля, везущего на борту жену и маленького сына. Каких-то два часа и с разнузданным весельем и блядством будет покончено.
Корабль прибывал в шесть утра по местному времени, поэтому Ричард решил даже не ложиться спать. У него был законный выходной, который он честно отработал у брата дополнительными часами ударного труда. Поэтому вечером Грант впервые за три недели прибрался в квартире.
Первостепенно дабы убрать следы своих многочисленных измен и попоек, а уже на втором месте стояла причина под названием «приличие». И если меньше месяца назад Ричард немного сожалел, что согласился на переезд – все же квартира (пусть и довольно просторная), это не их с Элен двухэтажный дом, где они могли даже не сталкиваться друг с другом целый день – то сейчас мужчина четко осознал всю прелесть менее масштабной территории. Целый дом он бы убирал целую вечность.
Закончив с подготовкой, Ричард принял душ и заварил себе крепкий черный кофе, которым в основном и питался вперемешку с алкоголем и с тем, что перехватывал в кафе или заказывал на дом. Благо, желудок у мужчины был что надо, спокойно выдерживал не только такие холостяцкие марафоны, но и не менее суровые кулинарные изыски супруги Гранта.
Промокая полотенцем длинные волосы одной рукой и поднося чашку с кофе ко рту другой, Ричард прочел вчерашнюю новостную колонку. Затем, не прерывая чтения, обтер тем же полотенцем пах, и поднялся, направляясь в комнату, чтобы одеться. Темные джинсы, черная майка. Вот что Гранта-младшего точно начнет раздражать через год или два, так это отсутствие разнообразия в погоде. Искусственный свет, искусственное тепло триста шестьдесят пять дней в году, ни ветерка, ни снега, ни дождя. С одной стороны можно не волноваться по поводу одежды – и дома, и на улице было одинаково. С другой стороны чувствуешь себя будто в вольере зоопарка.
Сам по себе Ричард не был привередливым. Он мог питаться чуть ли не подножным кормом, спать на полу безо всяких одеял и подушек, терпеть тяжелый труд и излишества – армия и служба в полиции его хорошо приучили к вынужденному аскетизму. К тому же «маленький психолог» в душе говорил: «Ты тут всего лишь три недели и ничего кроме работы, бара и кровати не видел. Попробуй, поживи тут год-другой, может быть, тебе и понравится. Менять обстановку, обживаться на новом месте всегда тяжело, поэтому тебе просто нужно время».
Но и у этой монеты была обратная сторона: Ричард был не один, у него была семья, о которой он, как муж и отец, должен был заботиться. Каким бы отвратительным порой не был характер Гранта-младшего, как бы он ни был далек ото всех идеалов мужчин, ему не хотелось, чтобы его семья жили в дискомфорте. А тут, понимаешь, вода по счетчикам – ограниченный литраж на каждого члена.
«К черту все эти преждевременные переживания. Не понравится, я всегда могу уволиться и уедем обратно, к привычной земной жизни», - спокойно решил про себя Ричард, махнув расческой по еще влажным волосам. Он подхватил заранее купленный букет из заранее купленной вазы и вышел из дома, запирая за собой дверь.
Сев в местное метро (Ричард не особенно усердствовал, чтобы запомнить все местные названия, поэтому именовал все так, как привык на Земле), мужчина через какое-то время добрался до космопорта. До прибытия корабля оставалось еще двадцать минут, поэтому Ричард прогулялся до специально отведенного места для курения. И нет, это было не земное место, ограниченное лишь белой разметкой на асфальте, определенным знаком и урнами. Здесь это был настоящий павильон, оборудованный как футуристические фантазии писателя. С мощными вытяжками, дабы ты, стервец несчастный, не загрязнял и без того убогую окружающую среду.
Выкурив сигаретку, Ричард прошел в здание космопорта, направляясь в эдакий зал ожидания, который отличался всем, даже размерами, от земных аналогов. Шумы здесь стояли разнообразные и невероятные, все же работу двигателей таких огромных и, на первый взгляд, неповоротливых машин, заглушить было невозможно. На надлежащем табло высветился рейс, на который Ричард самолично приобретал билет, не поскупившись на хорошую каюту. Не «голден тикет», конечно, но и не четыре стены с плоской койкой и умывальником.

+1

3

Еще немного и дорога закончится. Элен сидела на жестком диване в каком-то странном анабиозе и рассеянно перебирала волосы сына. Томас уже успел набегаться и устать, и сейчас крепко спал, устроив голову на коленях у матери. Когда-то Элен не считала себя способной на материнство. Более того, она даже не думала о том, что способна создать семью, быть женой и матерью. В отличие от подавляющего большинства женщин она хотела стать сильной и независимой, а на старости лет завести пятнадцать кошек и сдохнуть. Ну, на самом деле это было в некотором роде кокетством – кошек она не особо-то и любила, да и помирать не собиралась, - но в остальном все так и было: замуж не собиралась, о семье не думала. Однако жизнь распорядилась иначе и теперь она вместе с сыном летела к любимому мужчине, к мужу на далекую космическую станцию. Элен вздохнула.
До сих пор она не была уверена в том, что поступает правильно, меняя в корне свою жизнь и жизнь ребенка. На Земле они оставили всё: родителей Элен и Ричарда, своих друзей, друзей сына, хороший добротный дом, а что ждет их здесь? Да, станция была прекрасной, благоустроенной – курорт, а не станция. Но Элен напрягало то, что там все искусственное: «солнце», созданное тысячами ламп, воздух, пропущенный через бесконечное количество фильтров, вода, синтезированная с помощью аппаратов. И даже сама станция приводила ее в странный трепет. Пусть и огромная, но все же ограниченная. Замкнутое пространство. И Элен снова вздохнула.
Рука не переставая гладила нежные, словно шелковые волосы Томми, а глаза Элен были устремлены на огромный экран, где для желающих демонстрировали какой-то старый фильм о том, как группа людей отправилась в далекое путешествие, чтобы поселиться на планете, пригодной для жизни. Лететь они должны были около ста лет и все это время спать, но у одного из них что-то пошло не так, он проснулся и с тоски разбудил молодую женщину. Сюжет был незамысловатый, но игра актеров увлекала, что помогало Элен не думать о собственных проблемах. Правда, не долго. Отвлекаясь на перипетии киношных персонажей, она выныривала из своих мыслей, как главная героиня из бассейна, но снова и снова погружалась в них, стоило только сюжету хоть немного замедлиться. Чем будет она заниматься на этой станции? Воспитывать сына и со скуки рожать новых и новых наследников Гранта? Вот уж поистине предел ее мечтаний! Неправильную профессию она выбрала. Надо было идти в медики. А лучше в патологоанатомы – вот уж кто точно без дела сидеть никогда не будет! Элен улыбнулась и вздохнула в который уже раз.
- Мам, ты чего? – тоненький голосок сына, с легкой укоризной в голосе, вывел ее из оцепенения.
- Что, милый? – улыбнулась Элен, обращая свое лицо к малышу.
«Как он похож на Ричарда», - с внезапной тоской по мужу подумала она.
- Что случилось, малыш?
- Ты грустишь, - тонкие светлые бровки нахмурились, делая маленького мальчика еще больше похожим на отца в те моменты, когда он был всецело погружен в работу.
- С чего ты взял? – игриво спросила Элен, окончательно расставаясь с несвойственной ей меланхолией.
- Потому что ты вздыхаешь, - и Томми прижался к ее боку, обнимая за руку. – Ты по папе вздыхаешь?
- По папе, - теперь Элен улыбалась.
Кто бы знал, как она любит это маленькое сокровище. Могла ли она знать, как хорошо ей будет сидеть в обнимку с собственным сыном, разговаривать, играть, гладить по волосам, когда он спит, смотреть. Она даже не догадывалась о том, насколько счастливой будет себя чувствовать от того, что у нее есть это сокровище. Маленькая, не по годам рассудительная копия Ричарда. Элен не заметила, как опять вздохнула.
- Не грусти, мы скоро будем вместе с папой, - Томми выпустил ее руку, быстро перебрался на колени и крепко обнял за шею, коротко целуя в щеку. – Я везу ему подарок.
Про подарок Томас прошептал на ухо Элен.
- Какой? – Элен правда удивилась, ибо не заметила в вещах ребенка каких-то особенных вещей.
- Тебя! – гордо ответил сын.

+1

4

Ожидание немного затянулось, и Ричард широко зевнул. Все же ему было не семнадцать лет, чтобы не спать всю ночь. Годы потихоньку уже начали напоминать о том, что они идут.
Проморгавшись, Ричард всмотрелся в небольшую компанию, шествующую от прилетевшего недавно космического корабля. Светлые волосы жены взгляд уцепил сразу. На удивление она была единственной блондинкой среди пассажиров, сошедших на пересадочной станции Элес. Вещи, которые семья везла с собой, специальные люди уже везли в их новое жилье; благо на это полномочий Гранта-младшего хватало. Так что на руках Элен был только их маленький сынишка.
На лице Ричарда невольно расплылась улыбка. Сейчас он с особой остротой осознал, как сильно он соскучился за эти долгие недели по жене и сыну. Время он проводил более чем весело, но как бы ни старался отвлечься, все равно ждал их прилета. Ричард не был превосходным семьянином, он был настолько далек от идеального мужа и отца, как далеко расстояние отсюда до родной Земли. Но, несмотря на все его грехи, одного было не отнять – он любил Элен и Томми всем своим сердцем.
Малыш, тем временем, яростно вырывался из рук своей матери, чтобы своими ногами побежать к отцу. Отец… Ричарду иногда даже не верилось, что он им стал так быстро и незапланированно. А вот, бежит к нему его маленький разбойник, и Ричарду остается только волноваться, как бы тот не навернулся, да не разбил себе лоб.
- Эхей! – радостно воскликнул Ричард, наклоняясь и подхватывая Томми на руки, - Это кто это у нас тут? Чей это такой мальчик? Потерялся, наверное? – улыбался он, заглядывая в счастливое лицо ребенка, - Нет? Не потерялся? А чей ты тогда? Мой? Правда что ли? – делано изумлялся Ричард, чувствуя какое-то приятное ощущение. Ощущение того, что все теперь было правильно. И даже эта чертова искусственная станция не казалась больше такой уж неприятной.
- Нет, ну, а как я тебя один растить буду? Надо маму найти нам, - продолжал веселить ребенка Ричард, крутя головой по сторонам. Мимо как раз шла какая-то симпатичная девчонка с легким чемоданчиком в руке, - Давай вот эту в мамы тебе возьмем? Нет? Тебе не нравится? А кто тебе нравится? Вот эта? – показал он на подоспевшую Элен, - Вкус у тебя, сынок, так себе, я скажу. Ну, ладно, давай эту возьмем, - якобы нехотя согласился он, обращая смеющийся взгляд на жену, - Девушка, будете нашей мамой?
Пересадив Томаса на одну руку, Ричард протянул жене ожидающий ее букет цветов, а затем прижал к себе освободившейся рукой, кратко целуя в губы. Конечно, вслух не было произнесено никаких романтических бредней и не спето дифирамбов о любви, но этого и не нужно было. Все было понятно и так.
- Ну, раз с мамой разобрались, пойдемте отсюда, - решил за всех Ричард, прижимая сына к своей груди и направляясь на выход, - Как долетели? – спросил он уже у Элен вполне серьезно. А после ответа немного рассказал о станции, - Тут в целом неплохо. Квартира довольно большая и погулять вам с Жеребенком есть где. Попозже познакомлю тебя с Энди. Аха, нормально с ним сработались, вообще без проблем…

+1


Вы здесь » Spacetime » Тихий уголок » Вернусь в семью!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC